В ночь с 20 на 21 августа 1991 года сотрудники КГБ СССР испытали большой стресс. Перед зданием комитета собралась огромная толпа людей, которые жаждали разрушений. Они ненавидели всё - СССР, КПСС, социализм, КГБ, опостылевшую эстетику соцреализма, плохую одежду, плохие автомобили, закрытые границы, свои никчемные жизни. Никакого плана у этих людей не было. Они хотели одного - сломать. Они верили, что если они прямо сейчас сломают памятник Дзержинскому, то завтра их жизнь станет прекрасна и удивительна. А еще многие из них хотели идти штурмовать здание КГБ. Собственно, поэтому-то сотрудники организации и испытывали свой стресс - они понимали, что в случае такого штурма жертв будет очень и очень много - в отличие от бессмысленной толпы, сотрудники КГБ знали, что они должны будут сделать. Тогда все обошлось, но вряд ли КГБ когда-нибудь забудет ту обиду.

В сентябре 1991 года третий курс факультета кибернетики московского института радиотехники, электроники и автоматики выехал на сельхозработы в совхоз Приокский Серпуховского района московской области. Я даже не помню, что мы там должны были делать - настолько похую всем была эта работа. Мы бухали, купались в Оке, снова бухали, спали, а с утра бухали снова. На поле я выехал один раз - там мы играли в карты, в мафию, снова пили. На поле слева от нашего работали студентки первого медицинского института. Они старательно выбирали из грядок картофелины, которые там оставил картофелеуборочный комбайн. Оставлял он практически всё. На поле справа от нашего стояли взрослые мужычины. Они не работали. Они стояли по всей площади поля группами по 3-5 человек и о чем-то разговаривали. Это были сотрудники КГБ, которых выслали из Москвы хотя бы и на сельхозработы, лишь бы только они не предприняли никакого реванша против эмбриональной российской протогосударственности. Однажды двое этих сотрудников, которые жили в соседнем пионерлагере, пришли к нам сесть на хвоста. Видимо, дела у них были настолько плохи, что не хватало даже на портвейн. Они пили наши семерки и “белое типа портвейна”, и мы разговаривали, как водится, совершенно не понимая друг друга. Сотрудники говорили нам, что сейчас в стране начнется полный пиздец. А мы с энтузиазмом доказывали им, что сейчас в стране как раз начнется полное великолепие и множество завоеваний западной цивилизации. “Вы думаете, что все закончилось?” - спросил перед уходом один из КГБ-шников, - “Ничего не закончилось. Мы обязательно вернемся”. Мы посмеялись над чуваками и стали собираться идти на поле воровать капусту - скоро должен был наступить полный капитализм и общечеловеческое счастье.

Видимо, уже тогда сотрудники КГБ понимали, что нужно консолидировать свои ядерные силы и мобилизовать необходимые для сохранения организации средства. Скорее всего, они понимали это и раньше других, раньше Горбачева, Политбюро и даже раньше будущих членов ГКЧП. СССР умирал. И слону было ясно, что грядущий после кончины СССР Ельцин будет стараться уничтожить комитет, раздробить его и аннигилировать. Кабы чего не вышло.

Это конспирологическая прелюдия. Теперь - конспирологическая версия.

13 июля 1990 года, за год до событий на Лубянке, на базе Российского республиканского банка Госбанка СССР был создан подотчетный Верховному Совету РСФСР Государственный банк РСФСР. Через три недели, 7 августа 1990 г. исполняющим обязанности Председателя Правления банка был назначен человек по имени Григорий Гаврилович Матюхин.

Григорий Гаврилович Матюхин никогда до того не был банкиром. Был он, напротив, кадровым сотрудником Комитета Государственной Безопасности, точнее - Службы Внешней Разведки этого комитета.

Григорий Гаврилович родился в 1934 году в Барнауле. В 1961 г. он окончил Московский государственный институт международных отношений. Он работал в резидентуре в Уругвае, но неудачно, после чего стал научным сотрудником Института США и Канады АН СССР - фактически подразделения КГБ.

Через три месяца после того, как мы пили портвейн с сотрудниками КГБ в пионерлагере на берегу Оки, прекратил свое существование СССР. 20 декабря 1991 года был упразднен Госбанк СССР. Основным финансовым учреждением новой страны стал Центральный банк России. Сотруднику КГБ Григорию Матюхину оставалось быть его председателем не так уж и долго, и за это время он должен был выполнить свою миссию.

Именно Григорий Матюхин, своим ли умом, или же, что вероятнее, по указанию старших коллег, придумал Расчетно-Кассовые Центры, которые и стали основой механизма хищения государственных денежных резервов покойного СССР.

Люди, которые понимали в банковском деле, были категорически против нововведения. Но Матюхин продавил решение. Вот его собственные слова: “Геращенко и в этом был нашим ярым противником, он отстаивал систему межфилиальных оборотов... Нас не только в Госбанке, но и Егор Гайдар тогда не понимал. А я ему объяснял, что без системы расчетно-кассовых центров нельзя наладить расчеты между коммерческими банками. Как иначе отправлять деньги во Владивосток, например. Не «змея» же запускать с деньгами. В противном случае каждый коммерческий банк должен был иметь отношения с тремя тысячами других банков. Только расчетно-кассовые центры помогли наладить корреспондентские отношения. РКЦ получили необходимые полномочия, в том числе и эмиссионные, они же могли тезаврировать деньги. Любой банк, получив авизо, мог пойти в РКЦ и получить деньги”

Вскоре после создания РКЦ туда пришел первый чеченский мужчина с фальшивым авизо.

Когда масштабы хищений стали понятны, а милиция уже не успевала заводить уголовные дела, арестовывать грузовики денег и придумывать, как еще проверять банковские операции, фигура Матюхина стала вызывать пристальное внимание.

16 июня 1992 года Григорий Гаврилович был освобожден от должности Председателя Центрального банка Российской Федерации.

Потом он занимал руководящие должности в коммерческих банках, в том числе в банках "Горный Алтай", "Собинбанк", являлся заместителем президента акционерного коммерческого банка `Ноосфера`; потом стал советником председателя правления банка "Диалог-Оптим". Все эти банки в разное время прекратили свое существование. "Диалог-Оптим" последним - в августе 2004 года у него отобрана лицензия.

Где Матюхин сейчас, мне выяснить не удалось.

 

 

Автор неизвестен