О статье Ю.Нерсесова  «Эпоха Путина в кинематографе»

 

В рунет запущена статейка Юрия Нерсесова «Эпоха Путина в кинематографе». Она уже появилась на множестве форумов, в том числе относительно камерных, как например форум МГУ. Опубликована она на сайте АПН, который, будучи ранее известен как «сайт Березовского», сейчас гордо именует себя «Проектом Института национальной стратегии» С.Белковского.

Таким образом источник этого материала становится ясен, что всегда является существенным фактором при анализе подобных опусов.
 

Посмотрим теперь каково содержание статьи.

Статья апеллирует к стандартным механизмам работы сознания и начинается с довольно примитивной манипуляции:

признается очевидная любому вдумчивому наблюдателю истина:

Оценивая любого государственного деятеля, надо постоянно иметь в виду его зависимость от сложившейся в стране системы, окружения, политической и экономической конъюнктуры. Даже абсолютный диктатор или президент сильнейшей сверхдержавы мира чудовищно несвободен и нередко вынужден идти на самые неприятные компромиссы.

Но признается для того, чтобы, захватив сознание читателя, подложить ему на следующем шаге фундаментально ложный тезис (прием тысячекратно разоблаченный Кара-Мурзой):

Подлинное лицо лидера государства лучше всего видно там, где его не сковывает необходимость оглядываться на соседей, свиту и цены на нефть — то есть в области идеологии и культуры.

 

Именно на этой методологически порочной базе строится ВСЯ без исключения статья.

Хотя в нынешнем глобальном американоцентричном мире идеология это продукт не меньшей стратегической важности, чем нефть и уран.

А может быть и большей, ибо является не менее важным, чем авианосцы, инструментом социального и политико-экономического контроля.

И поэтому в этой области именно ПРИХОДИТСЯ считаться с соседями, свитой и т.д. и т.п.
Но не только!

Эта область, формируя, как это может показаться на поверхности явления, общественное сознание, в более глубоком смысле является прежде всего его результатом, артикуляцией, образно-словесным выражением его глубинных потребностей.

И здесь «идеология и культура» и прежде всего кинематограф попадают в еще более серьезные зависимости и детерминизмы.
 

Отличный пример приводит сам автор:

Общаясь с сербскими кинематографистами на кинофестивале «Русский Витязь», я с удивлением убедился, что врагов в только что бомбивших Югославию натовских летчиках они просто не хотят видеть. Например, когда я чисто теоретически предположил возможность проведения терактов на территории агрессора, мои собеседники были в шоке. После чего наперебой стали объяснять, что это цинично и нецивилизованно, простые американцы и европейцы ни в чем не виноваты, а их правители непременно одумаются. Даже в их фильмах, показанных на фестивале, ненависти к воздушным убийцам своих близких практически не наблюдалось.

Эту позицию ни в коем случае нельзя считать проявлением трусости. Но для людей, считавших естественным уйти в оккупированное Косово, чтобы, рискуя жизнью, снять зверства албанских террористов, казалось невозможным взорвать что-нибудь в просвещенной Европе. Люди всерьез уверовали в пресловутые общечеловеческие ценности, считая себя незаменимыми защитниками западной цивилизации.

Куда уж дальше.

Какой успех имел бы эмоциональный накал и пафос времен «Вставай война народная, священная война» в тотально постмодернистском мире?

Не больший, чем лозунг «грабь награбленное».

Но вместе с тем лозунг «передачи природной ренты государству» уже имел 77-процентный успех, причем именно в той среде, где за словечко «экспроприация» запросто могут указать на дверь, среди владельцев московских сотовых телефонов.

И именно это настроение позволило похоронить ЮКОСовский спрут, вырвав жало Jew-York’ а из тела страны.

Таких же «облегченных форм» требует (пока?!) и еще только формирующийся русский патриотизм.
Другой был бы не принят обществом и расценен Западом как планирование неосталинского броска. Такой патриотизм – великолепный жупел для консолидации Запада под эгидой США, что является главной опасностью для России, чреватой новым крестовым походом против нее.

Верная в абсолютном плане формула Нерсесова «ущербность путинского патриотического киноагитпропа по сравнению со сталинским очевидна» является грубейшим подлогом, будучи взята соотносительно с эпохой.

Правильно было бы сказать, что путинский патриотизм это такой же патриотизм своей эпохи, как патриотизм Сталина – своей.

«Диагноз: колониальный патриотизм».таким образом следует заменить на определение «ПОСТМОДЕРНИСТСКИЙ ПАТРИОТИЗМ».

И иного, в условиях принятия реалий Запада и стратегии на сотрудничество с ним, встраивание в существующую систему, учитывая, что Запад достаточно лояльно отнесся к политическим трансформациям в РФ, сейчас быть не может!

На этом фоне выглядит вполне естественным то, что якобы так шокирует журналиста:

Объявив «священную войну» цивилизации, террористы из "Аслан Аллах" готовят акцию, которая должна превратить Вечный город Рим в вечно мертвый город. Но мужество и героизм Смолина, самоотверженность и профессионализм Кэтрин Стоун, твердость духа чеченца Умара в сочетании с совместными действиями российских и западных спецслужб спасают заложников и мир от угрозы чудовищного теракта. Водоворот событий не оставляет героям фильма выбора: им остается только побеждать!»

По заявлению креативного директора компании Ольги Акимовой, создателям фильма "хотелось бы добиться в этом проекте двух вещей: создать архетипический образ истинного русского героя, и представить Россию как страну, которая готова стать частью Европы". ("The Daily Telegraph" 19 июля 2004 г.)

А чего бы хотел г-н Нерсесов?

Священную войну Западу?

Вместе с тем политкорректная версия патриотизма открывает России двери в медиа-пространство Запада, поможет ей запустить свои медиа-проекты.

И, что самое главное, позволит эффективно контратаковать пропаганду о русских как врагах западной цивилизации и непременном объекте атаки.

А это самое главное – срыв антироссийского единства Запада, раскол единого фронта врагов и колеблющихся.

 

Есть и такой момент:

Подобная идеология выглядит особенно противоестественной, если вспомнить, что голливудские боевики как натаскивали, так и натаскивают граждан мочить русских, китайцев, арабов, сербов и вообще любых врагов США.

Но ведь есть в американских СМИ и покаянные нотки по поводу сериала Рембо.
И главное состоит в том, что имея в наличии американоцентричный на сегодня мир, невозможно применять единый стандарт и самим начать продуцировать такую же идеологию.

Да и не нужно, к чему она ведет Америку уже ясно.
 

У нас все делается с точностью до наоборот. Людям старательно вдалбливают в голову мысли об изначальной благожелательности Запада, однозначной принадлежности России к его цивилизации и немыслимости конфликта с миром, лежащим на закате.

Но ведь это необходимо для поддержания баланса и устойчивости общественного сознания, чтобы оно не давило на Власть, которой все же виднее кто враг и кто друг.

Первая Мировая во многом началась из-за политизации общественного сознания подконтрольными Мировой Закулисе СМИ, не позволившего правительствам в нужный момент дать задний ход.

В этот капкан были пойманы европейские народы, пошедшие на бойню за интересы финансистов.

России нужен ровно тот градус патриотизма, который позволит Кремлю действовать максимально маневренно, опираясь на него, но не становясь его заложником. 
 

Куда раньше, чем многие думают, могут оказаться там и россияне. Не стоит забывать, что в прошлом году они не попали в Ирак исключительно потому, что «старшие партнеры» Кремля заняли относительно вторжения противоположные позиции. А сговорись друг Джордж с друзьями Жаком и Герхардом — вчерашние зрители «Спецназа» имели бы все шансы сыграть в своих кумиров в натуре.

Подтасовка.

Франция наложила вето исключительно благодаря поддержке России, это признавали многие комментаторы.

И это очевидно.

Просто Россия отошла в тень, имея уязвимую на тот момент для различных обвинений элиту (еще совсем недавно отгремело "дело Бородина") и рыхлую, неустойчивую политическую систему.

Но не уступив таки бешеному нажиму Вашингтона и американского лобби в Москве.

В том числе и Норд-Остом.

Вобщем, не могу расценить статью иначе, как явно тенденциозную.